Финансы

Спор во имя

Почему правительство Македонии согласилось сменить название страны

Премьеры Македонии и Греции договорились закончить многолетний спор о названии Македонии, что открывает последней путь в ЕС и НАТО. В обеих странах это решение вызвало критику, но сорвать сделку вряд ли удастся, уверены эксперты

Фото: Marko Djurica / Reuters

Спор на 27 лет

Правительство Македонии после переговоров с правительством Греции согласилось переименовать страну в Республику Северная Македония. О достижении соответствующего соглашения премьер-министры двух стран Зоран Заев и Алексис Ципрас объявили 12 июня после телефонного разговора. Подписать документ они намерены в субботу в греческом поселке Малая Преспа, находящемся на границе с Македонией. Таким образом, у двух стран появился шанс завершить почти 30-летний спор, связанный с топонимом «Македония».

Республика Македония провозгласила независимость после распада в 1991 году Югославии (в нее она входила как Союзная Республика Македония), новое название было внесено в Конституцию страны. Однако против такого названия сразу же выступила Греция, в знак протеста Афины заблокировали бывшей югославской республике вступление в НАТО и Европейский союз.

«Решив спор с Грецией, мы выстраиваем дружеские отношения, которых до сих пор не было никогда. Мы настроены на европейскую перспективу, мы решаем многолетний спор и выводим страну из изоляции», — заявил 12 июня в ходе специальной пресс-конференции Заев (цитата по «Интерфаксу»). Главным достижением стало то, что северный сосед не сможет претендовать на какую-либо связь с древней культурой греческой Македонии, объяснил значение компромисса премьер Ципрас в тот же день.​

Почему Греции не все равно

Греция выступала против международного признания названия «Республика Македония», так как топоним «Македония» географически распространяется не только на Вардарскую Македонию (98% этой территории совпадает с границами современного государства Македония), но и на греческую Эгейскую Македонию, а также Пиринскую Македонию в Болгарии. Греческие власти опасались, что македонцы смогут заявить права и на другие греческие территории, и на культурное наследие.

Компромиссом между государствами стало использование на международном уровне в качестве официального названия Македонии «Бывшая Югославская Республика Македония» — именно под этим названием республика была принята в ООН. При этом в качестве приемлемого нового названия рассматривалось несколько вариантов, в частности стороны обсуждали название «Илинденская Македония».

Политическая оппозиция

Чтобы решение о переименовании Македонии вступило в силу, двустороннее соглашение сначала простым большинством должен утвердить македонский парламент (в нем большинство у сторонников правительства), затем его должен подписать президент страны Георге Иванов. Он 13 июня заявил, что не намерен его подписывать. «Моя позиция окончательная, и я не буду поддаваться никакому давлению, шантажу или угрозам, — заявил Иванов в обращении к нации (цитата по Reuters). — Я не поддержу и не подпишу такое вредоносное соглашение». Президент Иванов является членом националистической партии «Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия за македонское национальное единство» (ВМРО-ДПМНЕ), которая последовательно выступает против уступок Греции.

Если президент наложит на соглашение вето, оно вернется на рассмотрение парламента. Однако депутаты могут преодолеть президентское вето. После этого за переименование Республики Македония в Северную Македонию на общенациональном референдуме должны проголосовать македонцы. Ожидается, что плебисцит пройдет осенью этого года. Когда процесс будет завершен, граждане Северной Македонии смогут называться македонцами или северными македонцами, а их язык в ООН — македонским. После внесения изменений в Конституцию Македонии соглашение ратифицирует парламент Греции.

В Греции соглашение с Македонией вызвало протесты. Главная претензия к соглашению — в названии сохранился топоним «Македония». В четверг, 14 июня, Кириакос Мицотакис, лидер крупнейшей оппозиционной партии Греции — правоцентристской «Новой демократии», пообещал подать в парламент резолюцию о вотуме недоверия правительству Ципраса. ​Дебаты начнутся уже в четверг вечером, а голосование может пройти в субботу, когда премьер собирается подписать документ, пишет греческая газета Kathimerini.

Критиковал соглашение и лидер партии «Независимые греки» Панос Камменос. Его партия входит в правящую коалицию с СИРИЗА Ципраса. На двоих у коалиции 154 места из 300 (145 мандатов у «Коалиции радикальных левых» Ципраса и девять у партии «Независимые греки»). Однако младший партнер по правящей коалиции хотя и выступает против соглашения, не намерен выступать против правительства Ципраса, передает Reuters.

Алексис Ципрас и Зоран Заев (слева направо)

(Фото: Vassil Donev / EPA-EFE)

Эксперты сходятся во мнении, что внутриполитическая ситуация в обеих странах не сможет помешать подписанию соглашения, поскольку в достижении компромисса большую роль сыграло международное сообщество. Научный сотрудник Института славяноведения РАН Александр Пивоваренко не исключает возможности протестов в Греции или Македонии, но сомневается, что они отразятся на окончательном решении. «Ситуация нестабильна, но все делается для того, чтобы конфликт был улажен, в том числе зарубежными посредниками, которые организовали этот договор», — говорит он.

В Греции сильны протестные настроения, обусловленные социально-экономической ситуацией в стране, но Афины находятся в серьезной экономической зависимости от Брюсселя и вряд ли пойдут на конфликт, считает Пивоваренко. Что же касается Македонии, то партия ВМРО-ДПМНЕ, которая выступает против компромисса, проиграла последние местные выборы и практически лишилась регионального представительства, а в ее новом лидере Кристиане Мицковском европейские партнеры могут видеть договороспособного политика, поэтому он может быть не заинтересован в обострении политической ситуации, поясняет эксперт.

Путь в НАТО и ЕС

В Македонии население в целом поддерживает договор, говорят эксперты. После подписания соглашения с Грецией для Македонии откроется процесс переговоров по вступлению в НАТО и ЕС. Это весомый аргумент, потому что большая часть македонского истеблишмента поддерживает вступление страны в евроатлантические альянсы; эту точку зрения разделяет и население, объясняет Пивоваренко. Положительное отношение македонцев к перспективам интеграции в международные союзы отмечает и специалист Московского центра Карнеги по Восточной Европе Максим Саморуков, добавляя, что «в Македонии все рады такому обмену — в конце концов, они по-прежнему называют себя македонцами», а новое название будет фигурировать разве что в официальных документах.

В 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте Македонии было обещано автоматическое приглашение в альянс, как только Скопье и Афинам удастся разрешить топонимический спор. 12 июня этого года генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подтвердил, что обещание в силе. «В Европе и США есть желание сделать из Македонии образцовую западнобалканскую страну: вот она отказалась от коррумпированных лидеров, создала новое правительство, состоящее из партий разных этносов, приняла новую программу реформ, антикоррупционных, экономических и направленных на борьбу с межэтническими конфликтами, — за это ее надо наградить ощутимым прогрессом в интеграции в евроатлантические структуры», — объясняет Саморуков поддержку европейцами плана Афин и Скопье.

Москва поддерживает соглашение между Скопье и Афинами, сказал 13 июня после переговоров с греческим коллегой министр иностранных дел России Сергей Лавров. «Мы говорили, что поддержим то решение, которое будет отвечать интересам Греции и Македонии и которое будет опираться на широкую общественную поддержку. Надеюсь, что объявленная договоренность была именно такой», — заявил он после переговоров в Москве.

Вхождение Македонии в НАТО, однако, может омрачить отношения с Москвой. Премьер Заев признавал в феврале в интервью Financial Times, что Россия будет против вступления Македонии в НАТО. «Россия не против нашей интеграции в ЕС, но она не смотрит в таком же положительном ключе на нашу интеграцию в НАТО. У нас хорошие отношения с Россией. Они должны знать, что для нашей страны нет другой опции, кроме интеграции в ЕС и НАТО», — сказал он.

России незачем сейчас биться за Македонию, полагает Саморуков. Он сомневается, что Москва попытается сорвать соглашение, тем более что серьезных рычагов для этого внутри Македонии у нее нет, а небольшие маргинальные пророссийские партии влияния на этот процесс не имеют. Россия, скорее всего, выступит с осуждением, когда будет запущен процесс вступления Македонии в НАТО и когда Македонию, вероятно, попросят ввести против России санкции, но все это станет небольшой потерей для Москвы, считает Саморуков. «Македония была интересна России, пока ее рассматривали как альтернативу Болгарии при реализации проекта строительства газопровода «Турецкий поток», сейчас же снова обсуждается болгарский вариант», — добавляет эксперт.

Авторы:
Александр Атасунцев, Ксения Безвиконная.
Источник

Leave a Comment