Финансы

Как смягчить последствия повышения НДС

Повышение НДС само по себе не станет ударом по экономике. Однако плохо, что одновременно с ним не принимаются необходимые для бизнеса решения — такие, например, как снижение страховых взносов

Налог на добавленную стоимость — самый сложный в отечественной налоговой системе, доставляющий массу неприятностей организациям и индивидуальным предпринимателям. Однако плательщики, жалуясь на несовершенство этого налога, крайне редко сетуют на величину налоговой ставки. Недостатки видят прежде всего в порядке исчисления и уплаты НДС, а также в нестабильности правил, по которым он устанавливается и взимается.

Попытка решения

Когда в далеком 2002 году Минфин и Минэкономразвития готовили программу налоговых реформ на 2003–2005 годы, они предложили ряд мер по модификации НДС, которые позволили бы повысить деловую активность бизнеса. Речь шла об отмене налогообложения авансовых платежей, отказе от кассового метода при определении права на налоговый вычет, реформировании системы возмещения налога экспортерам и т.п. В том числе было предложено снизить ставку налога с тогдашних 20 до 18%.

Правда, авторы этой программы признавались, что само по себе снижение ставки вряд ли станет серьезным стимулом для инвестиций в несырьевых отраслях экономики, учитывая небольшой выигрыш на уровне конкретного предприятия. Поэтому приоритетными задачами считались нормализация процесса возмещения налога и упрощение принятия к вычету «входящего» НДС.

Но в итоге правительство решило иначе. Вместо серьезной настройки НДС в 2003 году была сокращена ставка с 20 до 18%. Честно говоря, я не заметил, чтобы эта мера стала стимулом сколь-либо серьезных изменений к лучшему ​в экономике страны. И при пониженной ставке НДС по-прежнему пугал налогоплательщиков.

Меньшее из зол

Этот давний эпизод приходит на память только потому, что сегодня обсуждается прямо противоположное предложение — увеличение ставки налога с 18 до 20%. И как тогда можно было твердо заявлять, что снижение ставки не станет стимулом к существенному экономическому росту, так и сейчас можно утверждать, что возврат к 20-процентной ставке не приведет к сколь-либо ощутимым негативным последствиям для бизнеса, населения и в целом для экономики страны.

Наверное, надо быть очень наивным человеком, чтобы полагать, что многочисленные государственные расходы, о которых мы знаем даже из выпусков новостей, могут обойтись без повышения налоговой нагрузки. Вопрос только в том, как лучше настроить налоговую систему, чтобы дополнительная аккумуляция налоговых доходов не обернулась бы большими проблемами для страны и общества. Начиная с прошлого года в медийном пространстве появлялись пугающие бизнес и общество предложения: введение прогрессивной ставки НДФЛ, отмена всех налоговых льгот, введение налога с продаж и т.п. На этом фоне итоговое решение о повышении ставки НДС выглядит по крайней мере не таким разрушительным, как иные предложения.

Но чем это может обернуться для страны? О бюджетных последствиях заявил министр финансов Антон Силуанов на заседании правительства: федеральный бюджет получит дополнительно 600 млрд руб. А каким будет эффект для экономики в целом?

+1,6% к ценам

Повышение ставки НДС очевидно приведет к тому, что налогоплательщики будут больше платить в бюджет. В первую очередь «обогатят» казну те, у кого высокая добавленная стоимость — значительный фонд оплаты труда, амортизационные отчисления, проценты по кредитам и прибыль. Бесполезно пытаться составить полный список таких отраслей. На отдельных этапах экономического цикла это могут быть самые разные отрасли и предприятия. Другое дело, что не все создатели высокой добавленной стоимости платят НДС. Например, банки плательщиками этого налога не являются, и, хотя добавленная стоимость у них высока, они не сильно пострадают от повышения ставки.

Но какова бы ни была сумма НДС, уплачиваемого плательщиком, финансирование этих затрат берет на себя конечный покупатель, если, конечно, спрос это позволяет. И вот тут-то и надо искать риски для экономики и способы компенсации потерь конечных покупателей. Это прежде всего физические лица, приобретающие товары (работы, услуги) для собственного потребления; малые предприятия, использующие специальные налоговые режимы, не предполагающие уплату НДС. Это некоммерческий сектор, не реализующий никаких услуг либо реализующий услуги, освобожденные от НДС. Это, наконец, не платящие НДС финансовые институты. Для всех этих конечных потребителей повышение налога обернется повышением затрат на потребление. Но даже линейный расчет такого повышения показывает, что при увеличении ставки на 2% стоимость потребляемых товаров (работ, услуг) в целом по России увеличится не более чем на 1,7%. Сравним это повышение с динамкой роста цен и тарифов, например на коммунальные услуги, и признаемся, что оно не станет серьезным фактором разгона инфляции.

Настоящие проблемы

Вместе с тем очень не хочется, чтобы тонкая настройка налоговой системы ограничилась только повышением ставки НДС и замораживанием сегодняшней ставки страховых взносов на уровне 30%. Как я уже отмечал, проблема НДС — не в ставке, а в порядке исчисления и уплаты налога. Так давайте сейчас одновременно с повышением ставки решим эти проблемы. В числе необходимых мер я бы предложил исключение из состава объектов налогообложения строительно-монтажных работ для собственного потребления; исключение из налоговой базы авансовых платежей, получаемых от покупателей; упрощение подтверждения ставки 0% за счет сокращения перечня документов, подтверждающих эту ставку; разрешение подтверждения факта экспорта товаров в электронном виде, решение проблемы налогообложения трансграничных сделок по продаже работ и услуг внутри ЕврАзЭС и ряд других шагов.

Ну и, наконец, надо вернуться к пересмотру ставки страховых взносов, не просто заморозив ее на уровне 30%, но существенно снизив. Действующая ставка не создает условий для вывода черных и серых зарплат в малом и среднем бизнесе в легальную сферу и не способствует переводу (сохранению) в России бизнеса, предполагающего высокий уровень фонда оплаты труда. Даже при сохранении ставки подоходного налога в 13% наш уровень налогообложения зарплатного фонда существенно выше, чем у наших партнеров по ЕврАзЭС.

Об авторах

Михаил Орлов
партнер, руководитель департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Источник

Leave a Comment