Финансы

Судьи проявляют протестную активность

ВС систематизирует дела, связанные с публичными мероприятиями

Одиночные пикеты, приравненные к митингам; запрет на маски на протестных акциях; уголовное наказание за принуждение к участию в демонстрациях — кого и как ВС предложил наказывать по делам о публичных мероприятиях

Фото: Александр Щербак / ТАСС

Верховный суд обнародовал проект постановления пленума о судебной практике по делам, связанным с публичными мероприятиями. В нем рекомендовано считать несколько одиночных пикетов митингом, если их участники «территориально тяготеют друг к другу», преследовать участников демонстраций за сокрытие лиц и уведомлять власти об акциях даже на частной территории. Властям и судам напомнили об уголовной ответственности для чиновников за намеренное создание помех для протестных акций, а также за принуждение подчиненных к участию в митингах. Проект будет дорабатываться специально созданной рабочей группой, куда входят судьи ВС, представители Минюста и Генпрокуратуры.

Правоотношениям, связанным с публичными акциями, присущ повышенный общественный интерес, и «не секрет, что они уже давно не находятся исключительно в правовой плоскости», заявил, выступая на заседании пленума, судья Нижегородского облсуда Михаил Сорокин. «Любое такое судебное дело может стать — и зачастую становится — предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека. В такой ситуации суды должны работать без права на ошибку», — считает судья.

При этом законодательство о публичных мероприятиях — многоуровневое и изобилует оценочными категориями, так что на местах оно трактуется разнообразно, отметил Сорокин. Предложенные ВС меры, по мнению судьи, вполне позволяют его систематизировать.

Как пикеты станут митингами

Несколько проводимых одновременно одиночных пикетов требуют согласования наравне с митингом, «если несколько пикетов, каждый из которых формально подпадает под признаки одиночного, с достаточной очевидностью объединены единством целей и общей организацией», а их участники «территориально тяготеют друг к другу, используют ассоциативно узнаваемые или идентичные наглядные средства агитации и выдвигают общие требования и призывы», говорится в проекте постановления.

Организаторы таких пикетов могут быть наказаны за несанкционированную акцию (ст. 20.2 КоАП), если не уведомили органы власти о проведении публичного мероприятия.

Сейчас одиночный пикет не требует согласования, если только его участник не намерен использовать «быстровозводимую сборно-разборную конструкцию». Между несколькими пикетчиками должно быть определенное минимальное расстояние, его определяют в своих пределах власти каждого региона. Но расстояние между пикетчиками не должно быть меньше 50 м.

Формат ряда одиночных пикетов (например, по периметру здания госоргана через каждые 50 м) часто используется в случаях, когда организаторы протестной акции не могут добиться согласования митинга или желают избежать бюрократических процедур.​

ВС своим разъяснением рассчитывает устранить пробел в законодательстве, сообщил РБК председатель судебного состава судебной коллегии ВС по административным делам Владимир Меркулов. По его словам, предложение по групповым пикетам основано на уже сложившейся практике российских судов.

Также, согласно позиции ВС, избежать процедуры уведомления не получится, если митинг проводится на частной территории. Только в этом случае наряду с уведомлением организатор должен предоставить властям документ о согласии собственника с публичной акцией на его объекте.

Речь идет о том, чтобы привнести в судебную практику «последние изобретения» полиции, которые последние полтора-два года применялись, в частности, в делах о нарушениях на митингах оппозиционера Алексея Навального, предполагает адвокат Сергей Бадамшин. Например, в рамках своей кампании по выдвижению в президенты Навальный пытался проводить собрания на частных территориях. «Театры, торговые центры, лофты, заводы — если вы проводите какую-то презентацию или флешмоб — все, вы должны уведомить власти», — пояснил Бадамшин.

Возможности преследования за несогласованные «скрытые формы публичных мероприятий», по его словам, уже сейчас «ограничиваются только фантазией судейского правоприменения»: «Мы собрались на кухне в количестве трех человек и разговариваем о политике. Может прийти участковый и утащить нас в суд».

Совфед поддержит закон о наказании за вовлечение детей в незаконные акции

Общество

Как накажут за маски

ВС конкретизировал, что еще может считаться «нарушением установленного порядка организации либо проведения» митинга, демонстрации или шествия. Например, получить до 40 часов обязательных работ по ч. 5 ст. 20.2 КоАП может в том числе участник митинга или демонстрации, скрывший свое лицо «для затруднения определения» своей личности, следует из позиции ВС. «Ответственности в законе за это нет. Речь о том, что суд сам, выходя за пределы своей дискреции, фактически написал новую норму», — считает Бадамшин.

Организатор мероприятия, в свою очередь, обязан иметь на себе отличительный знак или, например, нагрудный значок депутата — его отсутствие власти и суд вправе трактовать как нарушение закона. Также правонарушением можно считать «непредъявление участникам публичного мероприятия требований о соблюдении общественного порядка и регламента проведения публичного мероприятия» или отказ приостанавливать митинг, если совершаются противоправные действия.

При этом ВС призвал суды соизмерять наказания по ст. 20.2 с тяжестью деяний. Административный арест в этом случае — исключительная мера, указал ВС. Он может применяться, лишь если иное наказание «не будет отвечать задачам законодательства».

Как нельзя отказать в проведении митинга

В России действует уведомительный порядок проведения публичных мероприятий. Если организатор сообщает властям о намерении провести митинг в том месте и в то время, где это невозможно, власти обязаны предложить ему альтернативные площадки и даты, напоминает ВС. Если цели и форма собрания не соответствуют закону, власти должны предупредить организаторов об ответственности и предложить устранить это несоответствие.

Такие предложения ​не являются отказом в согласовании митинга. А если заявитель, получив подобный ответ от властей, тем не менее проводит мероприятие в несогласованное время, в несогласованном месте и в несогласованной форме, он совершает административное правонарушение, указал ВС.

КС признал законным приравнивание встреч депутатов к митингам

Общество

Предложение изменить время и место митинга «не может быть произвольным, немотивированным и должно содержать конкретные данные, свидетельствующие об очевидной невозможности» провести мероприятие там и тогда, где этого хочет заявитель, следует из проекта постановления. Власти должны доказать, что митинг нарушит публичные интересы.

К ним ВС относит бесперебойное функционирование жизненно важной инфраструктуры и связи, физическую безопасность граждан, недопустимость создания опасных помех движению пешеходов, транспорта, доступу граждан к жилым домам и объектам инфраструктуры. В частности, митинг может быть не согласован из-за аварийного ремонта коммуникаций, угрозы обрушения зданий, превышения нормы предельной заполняемости территории.

Простые неудобства для граждан «не могут являться уважительной причиной для изменения места и времени проведения публичного мероприятия», указал ВС. К примеру, необходимость временно корректировать маршруты транспорта или такие помехи движению, которые не создают угрозы ДТП, не должны мешать мероприятию, следует из позиции суда.

Если на выбранной организатором площадке в предполагаемый день митинга уже проводится некое мероприятие, это не является основанием для изменения места митинга, подчеркнул ВС. Исключение — случаи, когда одновременное проведение двух или нескольких мероприятий может повлечь «превышение предельной заполняемости» территории или невозможность обеспечить «мирный характер» обеих акций. ​Культмассовые мероприятия вроде ярмарок не относятся к публичным акциям, и их проведение не должно мешать митингам, ​если нет прямой угрозы безопасности, указал ВС.

В КоАП прописана ответственность за воспрепятствование проведению митинга: ст. 5.38 предполагает штраф до 50 тыс. руб. для должностных лиц. Как такое правонарушение можно квалифицировать незаконный отказ чиновника в проведении митинга, уклонение от получения уведомления о публичном мероприятии, незаконную установку заслонов и ограждений, разъясняет суд.

Гражданина могут привлечь к административной ответственности по той же норме за действия, «нарушающие нормальный ход публичного мероприятия и затрудняющие или исключающие достижение его целей». К ним ВС относит «издание громких криков и звуков с целью невозможности доведения мнений участников публичного мероприятия и их требований до сведения конкретного лица, организации, органа публичной власти, которым они адресованы; уничтожение плакатов, транспарантов и иных средств наглядной агитации, быстровозводимых сборно-разборных конструкций».

Как накажут за принуждение к митингу

Если чиновник намеренно создает помехи для публичной акции с использованием своего служебного положения — например, подвозит к месту проведения тяжелую технику, привлекает подчиненных «к недопущению людей к месту проведения» митинга или выделяет силы охраны «для неправомерного приостановления или прекращения публичного мероприятия», — это можно расценить как уголовное преступление по ст. 149 УК, подчеркивает пленум.

По той же норме можно квалифицировать принуждение подчиненных к участию в митинге, если при этом чиновник грозил бюджетнику «увольнением с работы, переводом на нижеоплачиваемую должность, лишением премии, надбавки, применением мер взыскания» или насилием.

​Организаторы массовых акций «наталкиваются на большое количество препятствий» со стороны исполнительной власти, заявил на заседании пленума завкафедрой конституционного и муниципального права юрфака МГУ Сурен Авакьян. «Для них есть одна благородная причина — забота об обеспечении правопорядка и безопасности. Но есть и причины, которые я бы назвал неблагородными: это страх резонанса публичных мероприятий и их направленности непосредственно против властей. В 20–30-е годы в ходу был термин «разрешение мероприятий». Теперь мы говорим о согласовании мероприятий. Но, как ни называй, естественно, все равно речь идет именно о разрешении», — заявил профессор, комментируя положения документа, разъясняющие полномочия властей при согласовании митингов.

За 2017 год суды рассмотрели всего 15 дел о воспрепятствовании митингу или принуждении к участию в нем, следует из статистики Судебного департамента Верховного суда. При этом дел о нарушении порядка проведения митингов суды рассмотрели свыше 5 тыс. Подавляющее большинство обвиняемых (почти 3,5 тыс.) были оштрафованы, совокупно суды взыскали с них штрафы на 44,7 млн руб.

Автор:
Маргарита Алехина.
Источник

Leave a Comment