Агроновости

К чему приведет внесение вагонов-зерновозов в список техники на госкомпенсацию

5 июля Верховная Рада со второй попытки поддержала поправки депутата Олега Кришина № 155 и 166 о внесении вагонов-зерновозов в категорию сельхозтехники, при закупке которой агропроизводители получают компенсацию.

Своими мыслями об этом законопроекте поделился Анатолий Гиршфельд, народный депутат, исполнительный директор Национального комитета по промышленному развитию в своей колонке на lb.ua. Приводим дословно.

Чтобы понять мотив новеллы, необходимо «включить» логику консула Римской республики Кассия, который задавался вопросом: «Cui bono?». Аргументы сторонников вагонной новеллы под эгидой «как правильно потрать 945 млн грн из госбюджета» несколько противоречивы. Знакомство со стенограммой заседания показало, что у одних — «это поддержка нашего отечественного машиностроения», а другие говорят, что ключевая цель – «поддержать наших аграриев».

История вопроса

Механизм частичной компенсации стоимости сельскохозяйственной техники и оборудования отечественного производства – одна из первых инициатив Национального комитета по промышленному развитию, запущенных правительством в прошлом году. Принцип её реализации подробно представлен в статье «Индустриализация АПК».

Хотя Госбюджетом на 2017 год на это направление было предусмотрено 550 млн грн, реальная сумма компенсации, по информации Минагрополитики, составила всего лишь 134,05 млн грн. Бравируя этой цифрой, критики нового механизма наперебой рассказывали о низком качестве и неконкурентоспособности украинской техники, а отсюда – незначительном спросе на неё среди аграриев.

Версия, мягко говоря, для «непосвящённых», поскольку на протяжении последних нескольких лет, согласно отчетам Госстата, объёмы реализации произведенных в Украине машин и оборудования для сельского хозяйства (по кодам 28.30.10.00-28.30.86.60 Классификатора НПП) ежегодно растут на 40-50%. Если, по мнению отдельных «экспертов», эта продукция не пользуется спросом у аграриев на внутреннем рынке, значит она экспортируется, что свидетельствует о её конкурентоспособности. Очевидно, проблема неполного использования 550 млн грн кроется не в технике.

Постановления КМУ №130 и №360, которые регламентируют процесс предоставления компенсации аграриям за технику, были приняты в марте 2017 г. 31 мая 2017 года Комиссия при Минэкономразвития сформировала первый Перечень производителей и их техники, покупка который подлежит компенсации, на базе форматизированных критериев, главные из которых – уровень локализации, наличие технологических операций, адекватный уровень фонда оплаты труда в себестоимости.

Это были первые 40 «счастливчиков» и их 792 вида продукции. С этого времени могла бы стартовать программа, если бы Минагрополитики, как главный распорядитель бюджетных средств, на протяжении трех месяцев (с 1 марта — даты принятия Постановления КМУ №369 по 2 июня — преставления на официальном сайте Перечня) подготовило необходимые документы, регламентирующие взаимодействие с аграриями и банками. Но всё обстояло иначе.

28 апреля Минагрополитики направило в Государственную регистрационную службу подписанный Приказ «Об утверждении форм для получения частичной компенсации стоимости сельскохозяйственной техники и оборудования отечественного производства» №228, который был заюстирован 15 мая. Ожидалось, что Минагрополитики, с одной стороны, проведет широкую информационную и разъяснительную работу среди аграриев о новой инициативе правительства, с другой, как распорядитель средств, в короткие сроки заключит договора о взаимодействии с госбанками. В свою очередь Укргазбанк, Ощадбанк, Укрэксимбанк, ПриватБанк – начнут процедуру выдачи компенсации. Но ничего из этого не было сделано до 21 июня 2017 г.

Низкие темпы имплементации нового механизма побудили первого-вице-премьер-министра — министра экономического развития и торговли Украины Степана Кубива собрать совещание с участием представителей Минагрополитики и банков, где были даны четкие разъяснения и поручение – до 7 июля 2017 г. завершить согласовательные процедуры.

Однако это не ускорило процесс. Напротив, 6 июля Минагрополитики решил изменить «правила игры» – вместо договоров, которые должны были подписываться с банками, приняли решение перейти на Регламент о взаимодействии, что открыло новый этап переговоров и согласований.

 «Первой ласточкой» стал регламент, подписанный в конце июля с Приватбанком. Но возник новый барьер – дата покупки техники, с которой аграрий мог претендовать на компенсацию. Минагрополитики настаивал на дате 25 июля, однако Постановление КМУ №130 вступило в силу 15 марта – в день публикации в «Правительственном курьере». Т.е. технику, купленную в период с 15 марта по 25 июля, Минагпрополитики не брал в расчет. В связи с этим 1 августа Минэкономразвития был вынужден повторно включиться в процесс и продублировать в адрес Минагрополитики и банков июньские разъяснения.

Ещё одним подводным камнем стало требование Минагпрополитики от агрария справки из Государственной фискальной службы (ГФС) о том, что он – «аграрий», что противоречило Постановлению КМУ №130.

ГФС отказывалась подтверждать принадлежность сельхозтоваропроизводителя в соответствии с требованиями, мотивируя это тем, что предприятия, которые обратились за получением такой справки не находятся в Реестре получателей бюджетной дотации. В соответствии с Постановлением КМУ №83 от 08.02.2017 г. бюджетная дотация начисляется товаропроизводителям, которые занимаются животноводством, садоводством и выращивания ягод и не учитывает других сельскохозяйственных товаропроизводителей. Также дотация не уплачивается и сельскохозяйственным товаропроизводителям, которые не являются плательщиками НДС. В свою очередь те справки, которые все-таки были даны ГФС отдельным аграриям, как оказалось, не соответствовали требованию Минагрополитики, потому что документ подтверждал «статус плательщика единого налога 4 группы», а не 75% агропродукции в объёме реализации, как требуется по Закону.

Столкнувшись с этой непреодолимой проблемой, банки требовали от Минагрополитики исключить из перечня обязательных документов справку ГФС. Очередной раунд совещаний привел к тому, что требование злополучной справки было аннулировано. Соответственные изменения в Приказе Минагрополитики №228 были заюстированы 11 сентября 2017 г.

Как позже стало известно, Минагрополитики, посчитав, что аграрии уже не «выберут» положенные 550 млн грн компенсации, ещё в августе направил в Кабинет Министров Украины Проект Постановления о переводе части средств, отведенных на сельхозмашиностроение, на программы по поддержке хмелеводства и ягодничества. Вот и ответ на вопрос – на кой прок Минагпрополитики затягивать сроки.

Реалии реализации механизма компенсации

Несмотря ни на что механизм компенсации полноценно стартовал со второй половины сентября 2017 г. За короткий срок до 1 декабря 2017 г. 1220 аграриев получили компенсацию за 2906 единиц техники и оборудования, приобретенные в рамках программы. За ноябрь было выплачено 52,6 млн грн компенсации. При таких объемах, если бы программа была запущена вовремя, сумма компенсации приблизилась бы к полумиллиарду гривен.

2018 г. для аграриев начался на волне ожиданий увеличения компенсации с 20 до 25%, поскольку слухи об этом начались еще в конце 2017 г. Тем не менее, к маю возобновились тенденции к наращиванию объемов компенсации до 50 млн грн.

В период с декабря 2017 по май 2018 г. банками суммарно было выплачено аграриям 113,3 млн грн компенсации.

Ожидается, что до конца 2018 г. объемы будут расти ускоренными темпами, поскольку по результатам заседания Комиссия при Минэкономразвития, которое состоялось 22 июня 2018 г., в Перечне сегодня уже не 40, а 116 предприятий-производителей техники и оборудования, и не 792, а 7586 наименований товаров.

Если принять во внимание указанные справочные цены за единицу продукции, то суммарная стоимость по всем номенклатурным позициям Перечня составляет 8 374,7 млн.грн. Если предположить, что аграрии купят всего лишь по 1 единице из действующего Перечня, сумма компенсации, на которую они будут претендовать, составит порядка 2 млрд грн!

Чтобы активизировать покупателей, экспертами Национального комитета по промышленному развитию был разработан механизм частичной компенсации процентов по кредитам на приобретение сельскохозяйственной техники и оборудования отечественного производства. Использование двух компенсаторов: процентов по кредитам и стоимости сельскохозяйственной техники позволит бОльшему кругу аграриев осуществить техническую модернизацию своих хозяйств и уменьшить себестоимость сельскохозяйственной продукции, а следовательно сделать ее более конкурентоспособной. Действие двух механизмов даст синергетический эффект: уменьшит зависимость от иностранных поставок техники и оборудования, сократит отрицательное сальдо платежного баланса, увеличит добавленную стоимость, количество и качество рабочих мест в сельскохозяйственном машиностроении и смежных отраслях, что будет способствовать росту поступлений в бюджеты разных уровней.

Запуск механизма частичной компенсации процентов по кредитам на приобретение сельскохозтехники с прошлого года блокируют те, кому ближе «хмелеводство и ягодничество», а не машиностроение и мультипликативные экономические эффекты его развития.

Агротехника украинского производителя «ЛОЗОВСКИЕ МАШИНИ» во время демонстрацииФото: lozovamachinery.com Агротехника украинского производителя «ЛОЗОВСКИЕ МАШИНИ» во время демонстрации

Ожидаемые последствия «новеллы»

Вагоны-зерновозы в Украине сегодня производят несколько компаний. Лидеры – Крюковский вагоностроительный завод и Днепровагонмаш. Недавно на рынок зерновозов вышел криворожский Дизельный завод. На очереди – Панютинский вагоноремонтный завод, который, по словам и.о. Главы правления Укрзализныцы Евгения Кравцова, до конца года планирует начать выпуск вагонов – зерновозов.

Cui bono? Вагоностроительные заводы в результате включения хопперов-зерновозов в перечень сельхозтехники, по сути, не получат никаких выгод: появление новых заказчиков в лице аграриев приведет к потере старых заказчиков – операторов железнодорожных перевозок. Поскольку предоставление компенсации только аграриям исказит конкуренцию на рынке перевозок и сделает операторов неконкурентоспособными.

Cui bono? 1108 аграрных хозяйств в 2018 г. в основном приобретали грунтообрабатывающую и посевную технику и оборудование, расходуя на неё до 500 тыс. грн. Смогут ли они купить вагоны-зерновозы, цена за единицу которого приближается к 1,5 млн.грн (без НДС)? И нужен ли им вагон?

Скорее это заинтересует гигантов, таких как «Кернел», «Нибулон» и прочих, которые решили приобрести вагоны для перевозки зерна после дерегуляции вагонной составляющей тарифа "Укрзализныци".

Если принять во внимание, что рынок зерновозов (исходя из действующих максимальных производственных мощностей вагоностроителей) составляет порядка 2000 вагонов в год, то в случае включения вагонов в Перечень на компенсацию, предположим с 1 августа, до 1 декабря сумма реализации может составлять порядка 1,02 млр грн, а ожидаемая компенсация – 250 млн грн.  В 2019 г. при объеме реализации до 3 млрд грн «аграрии»-гиганты будут претендовать на 750 млн грн компенсации, т.е. на половину от запланированной правительством суммы в размере около 1,5 млрд грн.

Следовательно, в результате законодательного приравнивания вагонов-зерновозов к категории «сельхозтехника» для более, чем 120 производителей техники и оборудования для АПК и тысяч аграрных хозяйств компенсация будет предоставляться по остаточному принципу. Это дискредитирует один из первых некорупционных механизмов, который позволил нивелировать коррупционную составляющую и обеспечил прозрачный процесс распределения бюджетных средств.

Исходя из этого, несложно сделать вывод Cui bono новелла с вагонами-зерновозами.

Если принять во внимание реализацию амбициозных планов по доведению производства зерна до 100 млн т в год, что приведет к росту экспорта зерновых вдвое, следующими новациями в категории «сельхозтехика» могут стать речные баржи и портовая инфраструктура для хранения и перевалки зерна, а также океанские сухогрузы. Но с таким подходом аграрии, лишенные господдержки в части модернизации, не получат урожай в 100 млн т. 

Источник

Leave a Comment